San-lider.ru

Карелия водлозеро рыбалка зимой

Секреты Ведлозера

ГДЕ СНЕТОК – ТАМ И ХИЩНИК

Ведлозеро, одно из самых больших в южной части Карелии, расположено меж­ду Ладожским и Онежским озерами. Его площадь равняется почти 60 кв. км, и в нем водится масса разной рыбы, в том числе щука и судак, которого запустили сюда еще в 50-е годы, и он хорошо адаптировался.

На Ведлозере много островов, и по­этому можно переправиться на один из них и отдыхать в одиночестве, вдали от людей. На всех островах полно ягод и грибов, а вокруг много каменистых кос, на которых держится всевозможная ры­ба.

Вот на одном таком острове мы и по­селились. Погода стояла самая подходя­щая: температура воздуха днем до 25 гра­дусов, воды – около двадцати. Наш остров был довольно большой, так что несколько раз, собирая грибы и ягоды, мы даже не­много плутали. Впрочем, в любом месте можно было выйти к воде и уже по берегу спокойно дойти до лагеря. Нас очень пора­довало то, что от острова отходило около десятка каменистых кос, на которых дер­жалась белая рыба и, конечно, пасся весь хищник. Однако все поклевки шли на глу­бине не более двух метров. Как ни парадоксально, но глубже рыбы не было.

Когда мы это поняли, то очень уди­вились, даже возникла мысль, что и здесь столкнулись с термоклином. Глубины на самом озере вокруг до десяти метров, на косах менее трех, так что теоретически это возможно, но термоклина в этих ме­стах никогда не было, здесь о нем даже и не слышали. Тем не менее эхолот стабиль­но показывал, что на большой глубине ры­бы нет. Уже позже мы поняли, что дело, су­дя по всему, было в снетке – основном кор­мовом объекте всего хищника: где снеток, там и хищник.

Главной рыбой в этой поездке оказал­ся окунь. Он держался стаями, но у поверх­ности они не показывались, а перемеща­лись у дна вдоль свалов кос с перепадами глубин в среднем с 2 на 4 метра. На­сколько можно было судить, хищник со­провождал скопления снетка. Рыбу иска­ли по эхолоту, и на экране четко было вид­но стаю, стоящую у верхней бровки. Так как ловили с заякоренной лодки и на ма­лой глубине, то, опуская якоря, мы явно распугивали рыбу, но минут через пятнад­цать она возвращалась и начиналась ак­тивная ловля.

Окунь был самый разный по размеру, обычно в пределах 70–250 г, но бывало, что попадались экземпляры от 300 до 500 г. Они держались маленькими стаями, по нескольку штук, и всегда отдельно. Мелко­го можно было ловить с каждого заброса, а вот крупный, даже стайный, клевал значи­тельно реже, примерно с интервалом в де­сять минут. Вообще, окунь здесь отличает­ся большим любопытством. Не раз прихо­дилось наблюдать, как он подходил к лодке и стоял рядом в тени, отбрасываемой лод­кой. Можно было опускать приманку и ло­вить в отвес, играя ею прямо перед ним. Однако после поимки нескольких экзем­пляров стая настораживалась и как по ко­манде уходила.

Окунь был «всеядный» и ловился как на вертушки, так и на мелкие воблеры и джиг. С последним были определенные проблемы, так как дно каменистое и бы­ло много зацепов. Ловили и на класси­ку, но только там, где меньше было заце­пов, и на отводной. Здесь уже в качестве грузила приходилось ставить тирольскую палочку. В противном случае за одну ры­балку можно было потерять до двадцати оснасток. Размер приманок – 2–3 дюйма, в плане расцветки лучшими оказались зе­леные приманки и красные с желтым хво­стиком. Когда было пасмурно, ставили приманки с белыми блестками. На солн­це лучше всего работало «машинное мас­ло», но опять же с блестками. Как оказа­лось, в этом месте весь хищник был очень неравнодушен к приманкам с блестками.

Что касается блесен, то лучше всего работа­ли приманки с красным лепестком. Блесны типа Mepps Aglia, размер №№ 2–3 – их хватали не толь­ко окуни, но и щуки. При­чем и те и другие на мел­кие блесны просто не ре­агировали.

Хотя ловля окуня до­ставляла нам много удо­вольствия, нашей перво­начальной целью была более крупная ры­ба – щука и судак. С ними возникли неко­торые проблемы. Собственно, щуки было много, но несколько не того размера, как хотелось. Щука держалась как в прибреж­ной зоне у тростника, так и на бровках. Под берегом обычно попадались щучки до килограмма, а вот на косах крупнее, до 2 кг. Здесь она явно охотилась на стайно­го окуня. Ее можно было бы хорошо по­ловить на поставушки, но это не наша снасть, мы все сторонники спиннинга, ну а рыбы мы и так ловили больше, че м мог­ли съесть, так что часть улова сразу же просто отпускали.

Щука часто попадалась на тех же са­мых точках, где мы ловили окуня, и о при­ближении ее можно было судить по тому, что окунь, до этого клевавший на каж­дой проводке, просто исчезал. После это­го обычно шла мощная поклевка щуки, иногда попадались две подряд, потом все стихало, а минут через десять снова на­чинал активно клевать окунь. Нас очень удивило, что ночью при ловле с берега, в полной темноте вместо ожидаемого суда­ка нередко на вобле­ры попадалась щука, а иногда и хороший, до полкило, окунь.

С судаком в этом году все ока­залось сложнее, чем обычно. То ли его как-то рез­ко стало меньше, что маловероят­но, то ли он куда- то мигрировал, а оставшийся вел се­бя очень осторож­но. На косах он попадался редко и некруп­ный, до 1,5 кг. В отличие от прошлых лет, в этот раз он брал только на отводной по­водок. Уже перед отъездом мы все же наш­ли способ его ловить. Оказалось, что он по ночам выходил на косы прямо под остров, на минимальную глубину, но брал толь­ко на определенные приманки – шумящие воблеры. Какая именно стояла модель, для него было неважно, главное, чтобы у нее были шумящие шарики, а заглубление не превышало метра. Ловили твитчингом: за­глубление, короткая пауза, пара коротких рывков, воблер оказывается у самого дна, потом пауза, он медленно всплывает, по­том снова пара рывочков. В этом случае судак брал поактивнее, но все равно не­крупный.

ВОТ И ЛЕТО КОНЧИЛОСЬ

Как ни прекрасна природа Карелии, но и здесь бывают неприятные сюрпри­зы. Так, после того как мы дней пять поне­жились под жарким летним солнцем, над озером прошел настоящий шторм. Где- то в три часа ночи начались бешеные по­рывы ветра, которые сломали железные стойки у палатки, подняли, как легкий ли­стик, нашу «Уфимку» и, пронеся ее метров двадцать по воздуху, «аккуратно» насади­ли на торчащие ветви дерева. А вот более мощную лодку длиной 3,6 м вместе с мо­тором только немного протащило по пе­ску. Шторм продолжался часов до девяти утра. На поверхности озера, совершенно гладкой накануне, поднялись просто мор­ские волны. Целый день нам пришлось на­водить порядок в лагере.

После шторма как-то сразу началась осень. Похолодало, задул се­верный ветер, и желание купаться у всех пропало. Но изменение погоды привело к активизации щуки.

Самая крупная, на вид явно более 4 кг, клюнула в последний день перед от­ъездом. Ребята четверть часа водили ее, гасили свечи. Однако крупная щука не случайно считается очень умным хищ­ником. Она дала подтащить себя к лодке, но, уже стоя у самого борта, когда каза­лось, что все уже кончено, сделала мощ­ный рывок, оборвала леску (не выдержал узел), но не рванула в глубину, а несколь­ко секунд постояла в полутора метрах от борта, и только потом медленно, как бы издеваясь, ушла.

К сожалению, наши расчеты на лов­лю крупного хищника в целом не оправ­дались, однако это нас особо не расстро­ило: в Карелии, в окружении уникальной природы, любая рыбалка занятие душевное. Поэтому мы туда каждый год и едем.

Карелия водлозеро рыбалка зимой

Войти

Три дня рая или наше Водлозеро

05:30 утра 9 июня 2012 года. Судорожно допивая кофе, все три экипажа грузятся в машины в разных районах города. Чтобы встретиться на заправке в Разметелево, что под Всеволожском. Первыми приезжает экипаж Кеши@Kо, почти сразу же подъезжают еще две команды (Сергей+Ольга Володичи и Сергей+Ирина Казаковы). Здороваемся, зеваем и трогаемся в путь тремя машинами. Впереди – шестьсот километров пути, транзитная Вологодская область, в головах – планы и ожидания. Сколько уже было этих поездок, сколько их еще будет… Цель этой поездки – Водлозерский национальный парк в Карелии. В Подпорожье завтракаем, в Вытегре перекусываем мороженым, в Пудоже – обедаем. Все вкусно и дешево. Асфальт сменяется грейдером, грейдер – опять асфальтом. Шутки по рации, поля и рощи за окном – богата Россия на красоту. Идеальный день – никуда не опаздываем, настроение у всех шестерых отличное.

Читать еще:  Рыбалка в пяше отзывы

Въезжаем в Куганаволок. Знакомимся и сразу безоговорочно влюбляемся в проводника – Осипова Николая Михайловича, который на катере двумя ходками переправляет нас на остров Казанаволок, готовый к тому, чтобы стать нам домом на ближайшие двое суток.

Глаза не знают, в какую сторону смотреть, чтобы увидеть все и ни малейшего кусочка этой части Карелии не пропустить мимо.

Острова, поросшие соснами и, как ни удивительно – лиственницами (как выяснилось – именно здесь заканчивается ареал этого дерева), чайки, курлыкающие над озером, ласточки, вьющие себе гнезда под крышами часовен, местные жители, рассекающие на моторных лодках и катерах по Водлозеру, как жители мегаполисов на автомобилях. Хочется как можно шире раскинуть руки и обнять все это сразу, одновременно, и оставить в себе навсегда.

Дом, в котором мы поселились – настоящий ДОМ. С русской печкой, с короткими валенками у входа (выхода?), с глиняной посудой и самовязанными ковриками на полу. А из окон – одуванчиковые поля и березы.

Первый вечер проходит спокойно и неспешно – под стать неспешной красоте вокруг. Едим шашлыки, пьем пиво, ловим рыбу (рыбу ловит женская часть группы в лице Оли и Иры). Спать ложимся рано – ранний утренний подъем, длинная дорога и завтрашние планы намекают на то, что выспаться надо.

Утром просыпаемся, завтракаем кашей (к сожалению, не сытной русской кашей, а всего лишь не требующей варки, приправленной химическими фруктовыми ароматизаторами овсянкой из пакетиков).
В дверь стучится Николай Михайлович – он взялся за то, чтобы устроить нам водные экскурсии по Водлозеру. Садимся в большую моторную лодку, некоторые даже облачаются в спасательные жилеты и отправляемся навстречу новому дню. Солнце, бурлящая вода за кормой и настроение – лучше не бывает. Николай Михайлович развлекает рассказами и историями из жизни водлозерцев, перекрикивая шум мотора. Про каждый остров, каждую деревню мы узнаем что-то интересное. И рассказывается это настолько грамотным языком, без малейшего налета деревенской простоты, что диву даешься.
Первая остановка – у Ильинского погоста. Как и множество церквей, погостов и монастырей России, вид у этого места отнюдь не цветущий но, что не может не радовать – восстанавливающийся. Пока Осипов Николай Михайлович общался с игуменом, мы пошли на экскурсию в главный храм погоста.

Экскурсию проводит молоденький блондин-монах, которому в красноречии и знании истории далеко до Николая Михайловича, но худо-бедно он отвечает на наши вопросы и пытается что-то рассказать о погосте. Жаль, нельзя позвонить в колокол на колокольне. Спускаемся вниз. И по тропе идем к одной весьма интересной березе.

Многоствольные березы – практически визитная карточка этой части Карелии. Но такой березы, как говорится, свет еще не видел. Называется она «Береза двенадцати апостолов». Потому что стволов у нее, ни много, ни мало – двенадцать. Огороженая небольшим забором, она красуется посреди леса. Но мы замечаем интересную деталь – у самой земли слишком явно виден спил тринадцатого ствола! Видимо, монахи, спилили лишний ствол, чтобы дать библейское название дереву – тринадцатый ствол был явно лишним.
Попрощавшись с Ильинским погостом, дав игумену немного денег на восстановление храма, плывем (едем? идем?) дальше. И опять – вода, брызги в лицо, солнце, острова с почерневшими от времени домами – то жилыми, то заброшенными и разрушенными. И опять – история про каждый остров и деревню. А то и про каждый дом. Лучшего проводника мы еще не встречали.

Останавливаемся на Колгострове , в деревне, где прошло детство нашего проводника. Полвека назад здесь был магазин, и жилые дома и бегали дети с конфетами в карманах, а сейчас – полтора заброшенных дома и огромные поля анютиных глазок и лютиков.

Обедаем в Гость Наволоке, где мальчишки закладывают очередной тайник, а девочки собирают щавель, чтобы добавить сделать суп из концентратов чуть-чуть похожим на нормальный суп. К сожалению, щавель потом приходится выбросить – как выяснилось, весь зеленый покров острова недавно был обработан чем-то, уменьшающим количество то ли комаров, то ли еще кого-то. И щавель может случайно уменьшить и наше количество. Суп едим, приправленный тушенкой и картошкой – для густоты.

Переправляемся в Коскасалму, где Николай Михайлович, знающий каждого жителя Водлозера, проводит нас в дом, в котором дерево превращается в единственно возможный способ передвижения – в лодки, огромные прочные шаланды. Знакомимся с шестилетним общительным мальчиком Мишей, обнаруживаем стоящий на вечном приколе ГАЗ-69 и старые деревянные качели, удивляющие своей прочностью. Заходим в часовню, стены которой сохранили карандашные надписи, датируемые шестидесятыми годами и говорящими о том, что в то время здесь были сидели какие-то завхозы – «Отруби на свиноферму, 1968 год».

Следующая остановка – Варишпельда, где весьма суровая, хоть и относительно молодая матушка Наталья, обладательница накрашенных ресниц, сначала ругает нас за то, что мы без спроса зашли в часовню, а потом ведет с нами разговоры о временах Никона. В деревне проходят практику студенты Мухинского училища, тут и там рисующие виды озера. На острове паслись козы, овцы и лошади. Фотографируем и тех, и других.

После Варишпельды возвращаемся «домой». Обещана баня (простенькая и нежаркая, но главное ведь – помыться?). Но баня самостийно переносится на следующий день. Мальчишки жарят рыбу, снова делают шашлыки. И все это – под некоторое количество текилы, которая к ночи (настоящей карельской белой ночи), повергает нас на то, чтобы пойти гулять к озеру, кувыркаться в песке, петь песни, купаться в первозданном виде (купаться пошла мужская часть команды Кеши@Ко) и охотиться на медведя – постоянного жителя острова, которого частенько подкармливает Николай Михайлович. Медведь, слава богу, оказался умнее и на общение с нами не пошел.

Честно говоря, с трудом вспоминается, чем закончился вечер. Вроде бы, после закончившейся внезапно текилы, перешли на виски. Судя по туманным и расплывчатым фотографиям – вечер удался. По русски, так сказать, посидели. Нам это не свойственно, не думайте! Просто – расслабились как-то внезапно для самих себя.

Утро все в том же настоящем русском доме началось с нерешительных слезаний с кроватей и поглощением чая. Некоторые предпочли с кроватей не слезать и лежать до обеда, делая вид, что отсыпаются от городских проблем. Но время от времени заглядывающий к нам заботливый Николай Михайлович спрашивал – во сколько мы сможем снова погрузиться в лодку и ехать по дальнейшему маршруту – осматривать дряхлую заброшенную плотину и ловить рыбу. К обеду удалось придти в себя всем шести членам путешествующей команды.

И снова – вода, брызги, громко разговаривающий мотор лодки, Осипов Николай Михайлович, травящий байки и размышляющий о жизни.
Осмотрев плотину, приступили к основному сегодняшнему мероприятию – ловле рыбы. Клев был. Клев был такой, как будто Николай Михайлович попросил рыбу саму насаживаться на крючки, как только те оказывались ниже поверхности воды. Над нашими головами то и дело мелькали лески с трепыхающимися рыбинами и рыбешками. Маленьких отпускали, больших оставляли себе. Николай Михайлович щурился и посмеивался.

И вечер – последний вечер в этом краю наикрасивейшей природы, где люди дружат с медведями и вместо машин ездят на лодках – прошел в поедании ухи, копченой рыбы и отмывании себя в бане. И было так хорошо, тихо и спокойно, что не хотелось наступления завтрашнего дня.

Но завтра наступило. И испортилась погода – как будто грустила из-за неизбежного расставания. Ветер, серое небо и сильные волны. А мы – собираем рюкзаки и ждем – кого же? Опять-таки Николая Михайловича, который должен отвезти нас обратно – в Куганаволок, где во дворе его дома стоят наши машины.

Чтобы не тратить время (ведь ехать до Питера 600 км), решили, что девочки поедут на лодке с Николаем Михайловичем, а мальчики – на второй лодке. Самостоятельно и по-взрослому. По-взрослому не получилось вовсе. А самостоятельно – очень недолго. Мы стояли на берегу и смотрели, как вырулившая на свободную воду лодка с нашими мужьями вдруг встала, а мужья стали что-то делать и чем-то совещаться. Потом лодку понесло на берег и камни, коми берег тот был щедро украшен. Причина проста, но неприятна – у мотора оказалась проблема с подачей топлива, и к тому же на винт намоталась леска. Вспомнились строчки про трех мудрецов в одном тазу. Николай Михайлович переживал, разговаривал с мальчишками по рации, давал какие-то советы и явно жалел о том, что решил сэкономить время и позволил городским жителям пуститься навстречу со стихией. В результате обратно возвращались снова в два этапа – сначала мальчики, потом девочки. С рулевым Осиповым.

Читать еще:  пошаговое руководство

И вот – машины выкачены на дорогу. И – обратная дорога. Грустная. Потому что три прошедших дня для всех нас были настолько позитивными, яркими, красивыми и спокойными, что жаль было завершать их. Ни одного момента недовольства друг другом, погодой и прочими мелочами. Был только позитив и преогромнейшее желание вернуться сюда еще раз. Что мы обязательно и сделаем, честное слово! И всем вам советуем посетить этот уголок России, в котором, кажется, время остановилось.

Около часа ночи 13 июня 2012 года машины останавливаются у подъездов питерских домов. Очередное путешествие позади. Ждем новых!

Карелия водлозеро рыбалка зимой

Турист

Группа: Участник Клуба
Сообщений: 103
Регистрация: 2.08.2013
Из: Москва, ЮАО
Спасибо сказали: 11 раз(а)

Сразу покаюсь — за давностию лет фотоматериалов не имею. Если удастся что-то отобрать у других участников поездки — добавлю.

Недавно зашел разговор об интересных поездках в интересные места — и тут вспомнилось…

Было это лет 13-15 назад, на самой что ни на есть границе тысячелетий.
Отца его сослуживцы из головной Питерской конторы позвали на рыбалку. На Водлозеро. Между Новым Годом и Рождеством. Поехали мы с ним из Москвы вдвоем.
Дорогу от Москвы до Питера на поезде, я думаю, можно опустить, здесь-то как раз ничего интересного нет. В Питере нас встретила «принимающая сторона» в количестве трех человек в генеральской «Волге» и двух — в бортовой тентованной «ГАЗели». Быстренько покидали рюкзаки в кузов, отец сел в Волгу, я в газельку — и вперед.
Выстрелили из Питера и понеслись по южному берегу Ладоги. Шлиссельбург — Сясьстрой — Лодейное поле — Подпорожье… Дорожные указатели сменяли друг друга, и все сильнее и сильнее ощущался морозец. Уж не знаю, что происходило в генеральской Волге, а правое и среднее сиденья в кабине Газели прикончили не одну бутылку огненной воды, сидевший же за рулем мудрый саам не менее мудро потягивал горячее какао из термоса.
В Вытегре остановились заправиться — и машины покормить, и везомую в кузове бочку залить — ведь в том же кузове трясся снегоход Yamaha, да и хозяину надо чем-то своего Бурана потчевать.
Там же в Вытегре, на заправке, и выяснилась причина дискомфорта — термометр упал на 27 делений ниже нулевой отметки. А при такой температуре, как известно, водка теряет качества жидкости, а все выделяемое открытым огнем тепло уходит на поддержание жизни того же огня.
Но вот осталась позади Вытегра, промелькнул за окнами Пудож, и на очередном повороте машины уходят в лес, в сторону Водлозера.

Приехали в Куганаволок. На улице, мягко говоря, темно (точнее, хоть глаз коли). Выгрузились, зашли к хозяину в дом обогреться-перекусить. Часа через полтора-два, переодевшись из цивильного в нецивильное, пошли запрягать снегоходы.
Да-да, именно запрягать — снегоходов-то два, по два места на каждом, а нас семь человек с рюкзаками, да хозяин с сыном… В общем, снегоходы, запряженные в розвальни — очень забавно смотрится, но очень удачно эксплуатируется.
В процессе передвижения по льду с Куганаволока на Канзанаволок было сделано неприятное открытие. Впрочем, неожиданными открытиями была наполнена вся поездка…
Короче говоря, замечательная кожаная шапка на меху, да еще и с опускающимися и застегивающимися под подбородком ушами — великолепная для зимнего передвижения с большой скоростью на открытом воздухе вещь, если бы не одно но. Вам к подбородку никогда металлическая застежка не примерзала? Пренеприятное, доложу я вам, ощущение возникает, когда пытаешься эту конструкцию демонтировать.
Прибыли на Канзанаволок. Заброшенный (как и большинство по берегам Водлозера) поселок, большие дома с крытыми дворами. В один из таких домов нас и поселили. Есть печь, есть генератор-тарахтелка, автомобильные аккумуляторы и куча 12-вольтовых приборов. Из дополнительных благ цивилизации — телевизор (на 220V, естественно), который можно было включить только во время зарядки аккумуляторов.

Переночевали. Проснулись — за окнами та же темень. Световой день — четыре часа.
Чуть развиднелось — выметнулись на лед ставить сети.

Зимняя постановка сетей — процесс занимательный, о нем надо рассказать особо.
Для подледной установки сети во льду проделываются отверстия размером «чтоб рука пролезла» на расстоянии около четырех (ну, это у нас было около четырех) метров друг от друга. После чего длинный шест (так называемое «нырило») с привязанной к концу веревкой опускается под лед и выкладывается по его нижней границе в сторону следующей лунки, где его ловит напарник (естественно, длина нырила чуть больше расстояния между соседними лунками). Нырило поднимают на поверхность — и вот уже веревка провешена между двумя лунками. После этого нырило так же выкладывается до следующей лунки — и в результате имеем провешенную между крайними лунками веревку, за которую под лед и затаскивают сеть.

И вот вылетели мы на лед, остановились.
Здесь меня постигло еще одно разочарование: оказывается, летный комбез на Водлозере — штука бесполезная. То есть так-то в нем, конечно, тепло, но, оказывается, в кабине самолета нет сквозняков. А вот разогнавшийся на 20 километрах ровной поверхности северный ветер прошивает комбез навылет и комфорта не добавляет.
Наделали лунок (ну, мы ж не водлозеры какие — лед долбить, у нас аккумуляторная цепная пила имеется), затянули сеть; по неопытности возились долго — вот и смеркаться начало. Возвращаемся и получаем разнос от хозяина — мы своей сетью перегородили его сеть, и завтра придется снимать.
Тем временем замечательно подтвердилось неоднократно виденное в фильмах про Аляску и всякие Юконы: вокруг стола сидят голые по пояс мужики в ватных штанах и валенках. Действительно, термометр на уровне глаз показывает +20, а на полу замерзает вода.

Прошла еще одна дли-и-и-и-инная ночь. Хочешь — не хочешь, а сеть снимать надо. По утренним сумеркам спускаемся на лед и едем к сети.
За ночь потеплело (с -27 до -5, чуть-чуть), сыплет мягкий снежок… замечательный вид: все вокруг белым-бело, метрах в десяти уже ничего не видно, то есть стоим мы в центре белой полусферы, и только с одной стороны к стоящему посередине снегоходу путеводной ниточкой след тянется.
Пошли разгребать лунки. Я быстро сделал три ценных наблюдения: а) лунки не замерзли; б) нога в лунку проходит; в) нога до воды достает. В общем, вода была мокрая и холодная.
Поскольку снимать сеть — не ставить, управились быстрее и поехали прокатиться к Ильинскому погосту. Там помогли отцу Нилу вытащить его сети.
Вынимание сетей тоже выглядит забавно. Сначала надо к одному из концов сети привязать веревку (мы же потом сеть хотим обратно под лед затащить) и разделывается замерзшая лунка у этого конца сети. Потом у другого конца расчищается прорубь побольше. Один человек начинает сеть выбирать, а другой с пешней наготове вынимает из сети рыбу.
Пешня наготове — очень важная деталь. Если видно, что к поверхности поднимается голова пойманной щуки, ее обязательно надо встретить ударом пешни — иначе, глотнув воздуха, щука приходит в себя, начинает биться, рвет сети и уходит.
Пойманная рыба выбрасывается прямо на лед, делает несколько танцевальных па и замерзает в самых причудливых позах.
И вот вновь смеркается. Ничего не поделаешь — пора на базу.
Вечером с хозяином мотнулись еще разок на берег — готовили завтрашнюю охоту.

Новое утро. Отправляемся (на лыжах, снегоход всех распугает) брать тетеревов. С вечера на суку мы привязали старый валенок (с небольшими доработками он представлял собой чучело тетерки). Тихо-тихо выходим к дереву — а к нашей тетерке кавалеры подсели. И тут производится выстрел. В воздух.
Перепуганные тетерева срываются с ветки и бомбами падают в снег. То есть это они хотят в снег, но за ночь подтаявший верхний слой смерзся в ледяной панцирь, и несколько птиц, не осилив этой преграды, остаются на поверхности со свернутыми шеями.
Еще одно интересное наблюдение. На обратном пути приспичило, пардон, личинку отложить. Но ведь летный комбез же! Не избавившись от верхней части, нижнюю не спустишь. Снял куртку, ищу сучок — куда бы повесить. И тут — бинго! — на уровне глаз замечаю в ближнем стволе вбитый гвоздь. То есть место такое, специальное.
Это был наш последний день на Канзанаволоке, отдыхали, парились в бане.

Читать еще:  Как правильно ловить форель в реке

Наутро тем же порядком, на санно-моторном поезде, направились к Куганаволоку.
Рыбы, естественно, не наловили, купили у местных жителей — так ведь и не рыбу ловить ехали-то на самом деле, а отдохнуть.

Сообщение отредактировал Raudulv – 26.04.2014 – 22:01

Водлозеро рыбалка в Национальном парке » Водлозерский «

Первый раз на Водлозеро мы с мужем побывали в 2012 году, жили на Пелгострове, впечатления от рыбалки, остались самые хорошие. На этот раз, с учетом ошибок собирались основательней. Немного про сам » Национальный парк » Водлозерский. Организован парк в 1991 году, для сохранения уникальной природы Водлозерья, возраст некоторых растущих здесь деревьев составляет 600 лет. Здесь среди нетронутой тайги и обширных болот живут и размножаются лебеди и гуси, хищная и боровая птица. Много мишек , волков, барсуксов, лис, рысей, кабанов, зайцев. Это единственное место, где сохранилась популяция северного оленя. Вся обширная территория парка, делится между Карелией и Архангельской областью, причем в части Архангельской, территория парка в два с половиной раза больше. Большое количество крупных озер ; Ухтозеро, Калгачинское, Монастырское, Керажозеро, Носовское, Тун, много рек, которые втекают в реку Илакса ; Нюхча, Онега, Выг, Малошуйка, общее количество рек 240.

Водлозеро
Самое большое озеро в парке Водлозеро, с островами (196), и с сильно изрезанными берегами. Вытекают реки С. Водла и Вама , которые для лесо-сплавных нужд были в 1935 году зарегулированы плотинами. В 1990 году сплав леса прекратили , а в 2006 году на Ваме поставили бетонную, нерегулирумую плотину. Впадает в озеро река Илекса, первоначально планировали туда, но время стоянки там, ограничено 3-4 днями. Озеро мелкое, глубоких до 18 метров мест очень мало, средняя глубина всего 3 метра. Хотя местные рыбаки говорят что есть глубины и до 20 метров. Мелководье у берегов простирается очень далеко. Дно озера состоит из каменных гряд, мелей, огромных валунов,
затопленных коряг. Ходить по озеру, даже при наличие эхолота очень сложно, он не «видит», что впереди. Навигатор очень облегчает поиски ( своего ) острова, и обнаруженных рыбных мест. В парке много болот, и соответственно комаров, берите с собой репеленты, хотя на островах их поменьше, мошки не видели вобще. Берега низкие, поросшие дремучими ельниками и сосняком, встречается и лиственный лес. На многих островах заброшенные деревни, но есть и такие где стоят деревенские дома, которые местные жители сдают в ареду, но все они рассчитаны на большие компании. Когда мы отдыхали на озере в 2012 году, народу в июле было гораздо меньше. В 2013 стало намного больше, но уединиться на каком либо островке, всегда можно. Озеро в плане волны очень коварное, мало того что ветер быстро нагоняет большую волну, так еще и булыжники кругом. Поэтому первое при сборах это спасжилеты , не помешают и и запасные винты . Ходить по озеру первое время надо очень осторожно, и на самом малом ходу. Привыкаешь быстро, в первый приезд у нас сорвало шпонку с мотора, в этом году ходили нормально.

Куганаволок
Дорога в Куганаволок проходит через Пудож, там находится последняя заправка, и сотовая связь. В самом поселке есть магазины, но с хлебом сложновато. Лучше его закупить в Пудоже. Проехав 20 км увидете указательный знак на Куганаволок. Еще через 60 км сносной грунтовки, будет село Куганаволок. Летом дорога проезжается на любой машине. В селе обязательно посетите администрацию парка, их домик сразу после въезда в село ( направо). В нем надо заплатить за разрешение находится в Национальном парке, и за использование мотора, и еще там ознакомиться с правилами поведения, чем избавите себя от испорченного настроения. Не берите бензопилу и оружие, штраф наложат огромный, тем более, что вряд они вам понадобятся. Если приедете вечером ( как мы ), можно заночевать в гостевом доме визит-центра. В нем же можно арендовать дом (если есть свободный ), или катер для заброски на острова, отдыхать лучше на них. Количество островов огромное, почти везде есть оборудованные стоянки, егерские кордоны, приюты. Там же вам скажут где сейчас свободные стоянки. На стене висит щит с планом озера, есть возможность выбрать самому. Здесь же вам предлагают экскурсии по озеру, всякие маршруты … Само село большое, расположенное на длинном мысу с маленькими заливчиками. Есть церковь, школа, магазины, свой причал и больше 500 человек жителей, с некоторыми из них, можно договориться о заброске на острова. Свою машину можно оставить под присмотром в визит-центре. Берут под присмотр и жители, у которых нанимаешь катер. Некоторые люди оставляют машину просто на берегу, и как говорят местные, до сих пор ничего не случалось.

Стоянка
В прошлом году останавливались на Пелгострове, в этот раз хотели попасть на реку Илексу, на из-за того что стоянка по времени там очень ограничена, отказались от своего первоначального плана. Пошли на прошлогоднюю стоянку находящуюся на Пелгострове, она к счастью оказалась свободной. Все стоянки оборудованы столами, скамейками, есть кострище и дрова, есть бочки под мусор, но стекло надо увозить с собой. Остров довольно большой, примерно 3 Х 4 километра, на северном мысу есть несколько домов, мы туда не ходили, и люди от туда тоже, так что безлюдно. До 1979 года деревня была жилой, а вообще в стародавние времена здесь было две деревни, их объединили в пятидесятые годы. Хозяин лодки рассказал интересную историю, о жителе этого острова. До середины 1950 года здесь жил злой колдун, по прозвищу Колец. Вредил людям по всей округе, особенно пакостил новобрачным, знался с осами (насекомыми). Когда помирал, никому не мог передать свой дар, и умер в страшных мучениях. Просил родных вбить осиновый кол в крышу, чтоб дух мог уйти, когда и это не помогло, захотел кол в (простите) задницу ( и ведь вбили!). Похоронен на Ильинском погосте, когда хоронили, сам перевернулся лицом вниз. Рассказал и других колдунах и знахарках, которых в этих местах жило «пруд пруди». Если это и легенда, то послушать все равно интересно. Немного рассказал и о других островах, у каждого своя история. Предложил свозить поглядеть церкви и часовни на островах, но нас двое, и лагерь не на кого оставить. Приедем потом специально, от Петрозаводска не далеко ( 150 км). В общем, дошли до места совершенно незаметно и весело.

Рыбалка в Водлозеро
Рыба в озере разнообразная, щука, окунь, судак, плотва, лещ, синец, налим, язь, есть не крупный сиг и ряпушка ( ловят сетями местные жители ). Для нас приезжих, разрешены только крючковые снасти, сети разрешены только людям там живущим, и то не более 50 метров на человека. В первый день смогли выйти на лодке только вечером, пробовали сначала на воблер, вешались на него » карандаши «, и заглатывали тройник «по полной». Отказались от них до самого конца отдыха, мелочь после такой экзекуции, уже совсем невозможно отпустить. На поплавочную удочку поймали 3 окуня грамм по 150 и все, клев прекратился совершенно. На другой день ранним утром, в полный штиль пошли на знакомые точки, и совершенно неожиданно, нашли недалеко от острова глубокую шестнадцатиметровую впадину. Как мы ее пропустили в прошлом году, совершенно не понятно. Половили 300 грамового окуня с трехметровой глубины, при общей в пять метров. Ловили на вертушки и резину, каждая третья проводка оканчивалась поклевкой. В впадине стоит крупная рыба, но не на что не берет. Ловили от своего острова до Шуйострова, мимо Рагунова, там стоят сети промысловиков. Щука ловится в протоках между островами, в траве у островов. Окунь (до 500 гр) по лудам и каменистым грядам, мелкого и плотвы( до 150 гр ) можно наловить у острова. Судачков 1-1,5 ловили на переходах между островами, дорожили с большой колебалкой. Пока еще ловится рыба в озере, но или не попали на клев, или ее стало меньше . Все наши прошлогодние уловистые точки забитые в навигатор , практически молчали. Но копченой, щучьих котлет, ухи наелись до состояния «свечения».

Добавить комментарий Отменить ответ

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector