San-lider.ru

Почему буряты не едят рыбу

11 ярких фактов о стране, которую многие считают белым пятном на карте. Это Монголия

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

Внушительная по размерам, но малонаселенная территория, загадочная пустыня, кочевники — о Монголии большинство людей знает немного. Страна очень контрастна: небоскребы соседствуют с юртами, а мимо окаменелых яиц динозавров, которые до сих пор находят в пустыне, могут проноситься современные внедорожники.

Нам в AdMe.ru очень интересно познакомиться с Монголией поближе и узнать, что там может удивить даже опытных туристов.

1. Улан-Батор — самая холодная столица мира

Очень холодная зима и очень жаркое лето — одна из особенностей Монголии, которая удивляет гостей страны. Самые низкие и самые высокие температуры обычно регистрируют в районе пустыни Гоби с ее разноцветными песками. А в столице температура ниже 40 градусов зимой и выше 40 градусов летом считается обычным явлением. Среди столиц мира Улан-Батор занимает 1-е место по холодам, обгоняя Хельсинки, а вот самым «горячим» городом он не стал — его опередили столицы африканских стран.

2. Монголы не понимают вегетарианцев и не жалуют рыбу

Монголия — идеальная страна для любителей мяса. Даже в чай могут положить пельмени — такое блюдо называется банштай цай. Но если пельменей может и не быть, то животный жир в чае все равно присутствует.

Это основной рацион монголов. Самые распространенные виды мяса — баранина, козлятина, говядина. Любят монголы и молочные продукты, среди которых самое необычное блюдо — это сушеный творог. Есть в меню травы и овощи, но овощи редко употребляют в сыром виде — в основном отваривают или запекают.

В древности монголы не ели рыбу, потому как водные обитатели считались священными. Традиции есть рыбу нет и сейчас, хотя в озерах страны ее вылавливают достаточно. В городских ресторанах и кафе рыбу держат специально для туристов и часто — месяцами, так что заказывать ее может быть просто опасно для здоровья. А вот вегетарианское меню в Монголии большая редкость, и многие монголы считают это вид питания чем-то сродни психическому заболеванию.

3. Внушительный процент монголов по-прежнему кочевники

В Монголии всего три крупных города, а почти 45 % жителей живут в столице. 30 % считают себя кочевниками и не привязаны к определенному месту жительства, остальные — это жители небольших городов и сел. Плотность населения в стране самая низкая в мире (1,75 человека на кв. км): вы можете проехать сотни километров и не встретить ни души.

Кочевники живут вполне полноценной жизнью — так, для детей существуют специальные школы-интернаты, чтобы неграмотность не распространялась по стране. Но технические достижения не всегда доступны — к примеру, одежду стирают только в реке. В среднем кочевая семья может переезжать 4–6 раз в год: зависит от того, как скоро животные опустошат пастбище и нужно будет искать новое.

4. Сбор яиц динозавра и древний кролик

На территории страны исследователи обнаружили фрагменты древних животных, в том числе динозавров. И сейчас одно из развлечений для гостей Монголии — это попробовать самим найти древние окаменелости, многим это удается. Такие раскопки с основном проводятся в пустыне Гоби, но находки запрещено вывозить из страны.

Помимо динозавров на территории Монголии были обнаружены окаменелости древнего кролика, возраст которого составляет 55 млн лет. Так что, приехав в страну, вы можете поспорить с друзьями, кого именно вы найдете: динозавра или кролика.

5. В Монголии используют уникальную адресную систему

Привычные адреса не подходят для Монголии, потому что города и улицы постоянно меняют свои очертания из-за передвижений кочевников. Ведь они живут не только в степях: передвижные юрты могут располагаться в селах и городах, даже рядом с небоскребами. Поэтому была введена единая универсальная система — своеобразный код из букв и цифр. Чем мельче объект, тем длиннее будет его адрес. Адреса есть даже у памятников: например, координаты памятника в центре площади Сухэ-Батора в Улан-Баторе — RW8SK QZKSL. Эта система прекрасно подходит в том числе и для навигации.

В 2016 году в Монголии стали использовать данные английского приложения What3words , которое делит местность на квадраты и присваивает каждому квадрату название, состоящее из трех слов. Но фактическое внедрение происходит пока медленно, так как для полноценного использования нужны смартфоны, которые есть далеко не у всех.

6. Кладбище лошадей — отдельный внушительный комплекс

Особое, трепетное отношение монголов к лошадям отражается и в уникальных комплексах, которые они создают. Например, существует такое кладбище лошадей с огромными памятниками. Внушительное зрелище посреди бескрайней степи привлекает туристов, а для монголов это особенное место.

Любой монгол может позволить себе похоронить голову своего питомца на этом знаменитом кладбище, но памятники ставят только исключительным животным, которые чем-то прославились.

7. Самая высокая статуя всадника — тоже здесь

Самая главная рукотворная достопримечательность Монголии — 40-метровая статуя Чингисхана, крупнейший памятник всаднику в мире. Наверху находится смотровая площадка, а внутри музей; среди экспонатов находится огромный гутул — монгольский сапог, на пошив которого было потрачено 22 коровьи шкуры.

Иногда это место называют могилой Чингисхана, но это не так. Место его захоронения никому не известно. Существует легеда, что все, кто присутствовал на похоронах Чингисхана, были убиты или покончили жизнь самоубийством, чтобы тайна никогда не вышла наружу.

8. Легенда о гигантском красном черве

Легенда об огромных красных червях, которые живут в пустыне Гоби, до сих пор привлекает туристов: полуметровые черви будто живут в глубинах земли, появляются внезапно и убивают на расстоянии, выстреливая в жертву ядом.

Эти истории казались абсолютной сказкой, пока чешский ученый не снял цикл научно-популярных передач, где подробно описал червей и пытался представить доказательства того, что они действительно существуют. Но фотографий этих чудовищ так никто и не видел.

Были и другие истории. Так, например, в загадочной смерти целой исследовательской группы из Америки в 1954 году, которая как раз и поехал искать червей, винят именно этих таинственных существ.

9. Монголы по-особенному гостеприимны

О хорошем отношении монголов к приезжим ходят восторженные отзывы. Пока не уставшие от туристов, они с удовольствием приглашают в гости, рассказывают о своей жизни и угощают от души.

Это не всегда связано с личными качествами монголов, а чаще с повериями, что гости несут в дом прибыль и счастье. Ведь чем больше гостей заглянет в течение года в юрту, тем благополучнее будет дом.

10. 80 % дорог страны — грунтовые

Известное выражение о дорогах страны «В Монголии дорог нет, есть только направления» — это чистая правда. Асфальтированных шоссе очень мало, они расположены только в крупных городах и рядом с ними.

Читать еще:  Строительство пруда для разведения рыбы видео

Все остальные дороги — это степные маленькие и большие тропы, грунтовые дороги. При помощи кочевников все время появляются новые дороги и разобраться в них без помощи местных жителей весьма затруднительно.

11. Поющие пески в пустыне Гоби

Чудесные цветные пески пустыни Гоби Хонгор Элс умеют «петь». По дюнам, которые достигают в высоту около 100–300 м скользит ветер и создает звуки, которые похожи на игру трубы и бой барабанов.

Песчинки создают самый настящий оркестр. Опытные туристы рассказывают, что слушать дюны нужно на закате, когда кроме звуков природа создает необычные краски.

А вам бы хотелось побывать в этой удивительной стране? Или вы уже там были и можете дополнить факты?

Тема: Интересное о Монголии

Опции темы
Отображение
  • Линейный вид
  • Комбинированный вид
  • Древовидный вид

Мне как-то не разу не довелось за два года на лыжах побегать, но снег бывал. Помню вдоль электролинии был в сторону десятки, там все бегали почти каждые выходные.

Интересно на мой взгляд описание нравов, быта и образа жизни монголов, сделанное исследователем Центральной Азии М.В.Певцовым после путешествия, совершенного им в Монголию в 1878 и 1879 гг. Именно данное время в истории географии часто называют “эпохой Пржевальского”.

“. О нравственных качествах монголов можно сказать, что они добродушны, приветливы и честны. Характер у них вспыльчивый, но злопамятность и месть не свойственны их прямодушной натуре. Вместе с тем монголы упрямы, хотя и поддаются легко обаянию лести. Словоохотливость также присуща им: на предложенный вопрос, кроме прямого ответа, готовы сообщить ещё много лишнего. Скорая речь монгола непрерывно льется из его уст, причем нередко высказывается много постороннего, к делу не идущего. Как и все вообще кочевники, монголы ленивы и беспечны, но небезусловно. Монгол предается праздности только во время досуга, которого, правда, у него много, но зато в рабочее время, например при следовании с караваном, он способен трудиться неустанно в течение долгого времени. Беспечность монголов также достойна замечания: нашему пресловутому “авось” в монгольском языке соответствует более сильное “цугэр”, отражающееся весьма невыгодно на их благосостоянии.

Замечательно также в нынешних монголах отсутствие хищнических наклонностей, выражающихся обыкновенно в набегах и грабежах, столь обыкновенных у многих других кочевых народов, как, например, у арабов, туарегов, туркменов и отчасти даже у наших киргизов. В Монголии баранта (захват скота) существует только у енисейских и алтайских урянхаев, а в остальных местах не только грабежи, но даже обыкновенные кражи очень редки, исключая городов с их окрестностями да юго-восточной, соседней Внутреннему Китаю части Монголии, в которой нравы туземцев далеко не так патриархальны, как внутри страны.

Монголы, как известно, ведут кочевую жизнь. Их подвижные поселения, состоящие из нескольких войлочных юрт, называются улусами. На всём длинном пути по Монголии (около 5000 верст) мы нигде не встречали больших улусов: величина их колеблется от 5 до 8 юрт и редко от 8 до 12. Между тем, как киргизские подвижные поселения (аулы) достигают 50 и более юрт. Малолюдность монгольских улусов объясняется отчасти недостатком обширных, привольных пастбищ, отчасти родственными отношениями, лежащими в основе общежития монголов, поселения которых составляются преимущественно из юрт близких родных.

Привыкнув кочевать рассеянно, монголы и на тучных пастбищах, встречающихся изредка в их стране и способных питать многочисленные стада, не селятся сплошь большими улусами, а разбиваются на незначительные группы (из 4–8 юрт), отстоящие иногда в полуверсте одна от другой. Исключением служат разве только княжеские ставки и большие монастыри, около которых встречаются более многолюдные улусы.

Другая особенность кочевого образа жизни монголов, сравнительно с киргизами, заключается в существовании у них зимних перекочёвок. Киргизы, как известно, проводят зиму на одних и тех же местах, перекочевывая в это время года только в редких, исключительных случаях, как, например, от гололедицы или глубокого снега. На своих постоянных зимних стойбищах большинство киргизов устраивает неподвижные помещения для себя (избы, мазанки, землянки) и скота (загоны, навесы). Монголы же перекочевывают по временам с места на место и зимою, хотя и реже, чем летом, а потому и неподвижных жилищ на это время года ни для себя, ни для скота не устраивают. Скот у них круглый год остаётся под открытым небом, без всякого крова. Только для баранов и коз делают иногда на продолжительных зимних стоянках круглые ограды из камней, высотой фута в три, в которые загоняют этих животных на ночь.

Причина, побуждающая монголов к зимним перекочеёкам, заключается в бедности Монголии тучными пастбищами, на которых стада могли бы свободно питаться в течение всей зимы. В это время года монголы укочёвывают нередко в безводные местности, на которых в летнее время пасти скот, конечно, совершенно невозможно, а потому эти пастбища и остаются невытравленными до наступления глубокой осени или зимы. Перекочевав с наступлением холодов в такие безводные степи, покрытые нетронутым подножным кормом (большею частью кипцом), монголы поселяются в них иногда на продолжительное время, гоняя скот на водопой к ближайшим источникам или колодцам, крупный – через два дня, а баранов и коз – через день или ежедневно. Если выпадет снег, то они располагаются на безводных пастбищах ещё свободнее, укочёвывая иногда далеко от воды на хорошие корма. В этих случаях и люди и животные довольствуются вместо воды снегом, который редко остается чистым, а обыкновенно вскоре по выпадении смешивается ветрами с песком и дресвой.

Жилище монгола состоит из войлочной юрты (гэр), отличающейся от киргизской главным образом формою верхней половины. У киргизских юрт она сферическая, а у монгольских – коническая, что, очевидно, зависит от формы деревянного остова, обтягиваемого войлочным покровом. Перекладины, поддерживающие купол киргизской юрты, выпуклые, тогда как у монголов они прямые. Другое существенное отличие монгольской юрты от киргизской заключается в устройстве дверей: монгольская юрта имеет деревянные створчатые двери, которыми она обращается на юг; у киргизской же юрты дверное отверстие закрывается просто войлоком, спускающимся вроде шторы сверху. Наружных украшений, подобно киргизским юртам, у которых войлок в средней части часто покрывается цветным узором, монгольское жилище не имеет. Кровом беднейшим монголам служат небольшие конические шалаши, покрытые старым, дырявым и прокопченным войлоком.

Во время путешествия с караванами или на богомолье монголы помещаются на ночлегах в палатках (майхап) из синей бумажной ткани (дабы), подбиваемой иногда внутри более грубой и редкой бумажной же тканью (далимбою). Устройство и постановка монгольской палатки очень просты. Остов её состоит из двух вертикальных кольев от 6 до 9 футов высоты, утверждаемых в расстоянии 7-11 футов друг от друга и снабжённых на верхних концах железными ушками, сквозь которые продевается третий кол, служащий гребнем, или коньком остова. На этот остов натягивается палатка, полы которой прикрепляются посредством веревочных петель внизу к железным колышкам, вбиваемым в землю. По наружному виду монгольская палатка напоминает несколько крутую шестигранную кровлю. Острием или носом она для устойчивости обращается в наветренную сторону, а противоположная сторона, состоящая из двух пол, заключает между ними отверстие, служащее дверью.

Читать еще:  Рыболовные товары оптом

Посреди монгольской юрты целый день горит огонь. Топливо, состоящее почти всегда из аргала (сухого скотского помёта), накладывается в бездонную цилиндрическую решетку, служащую таганом. Таган состоит из плоских железных обручей, от 8 до 12 вершков в диаметре, скрепленных между собою параллельно четырьмя железными пашилинами с багровидными, выдающимися немного вверх концами, на которых покоится сферический котёл. В такой решетке, имеющей от 9 до 12 вершков высоты, аргал при свободном притоке воздуха с боков горит лучше, чем в обыкновенной куче, и притом она служит таганом.

Для топлива монголы предпочитают аргал дровам даже в тех случаях, когда они под рукою, так как аргал, по их объяснению, не испускает искр, которые, падая на разбросанное в юртах платье, могли бы незаметно прожигать его. Поэтому они употребляют древесное топливо только за недостатком аргала или сыростью его, если оно находится поблизости стойбищ.
В последнее время в Западной Монголии стали мало-помалу появляться железные печи для нагревания юрт зимою. Этим нововведением монголы обязаны нашим бийским купцам, торгующим в Кобдо и Улясутае, которые для согревания своих холодных квартир в названных городах привезли из Бийска железные печи. Они понравились некоторым из местных китайских торговцев, заказавшим нашим купцам доставить такие же печи и для них. По ввезенным бийскими купцами образцам железные печи в Кобдо и Улясутае стали приготовлять тамошние кузнецы-китайцы на продажу сначала горожанам, а потом и окрестным монголам. Листовое железо для этих печей покупается у наших купцов, и печи ценятся от 10 до 12 лан (25–30 руб.), а потому доступны только зажиточным монголам.

У передней стены монгольской юрты стоит шкафик с небольшим ящиком наверху, на котором помещаются кумиры и изображения их на бумаге или на тканях наподобие икон, а пред ними – металлические чашечки, наполненные хлебными зёрнами, маслом или жиром и иными приношениями. По обе стороны жертвенника размещаются сундуки с домашним имуществом и шкафы с мелкой посудой, а поблизости дверей направо и налево: вёдра, кувшины, баклаги, сумы, сёдла, арканы и уздечки. Тут же можно встретить иногда и новорожденных телят, ягнят или козлят, помещающихся в очищенном для них тесном уголке. Затем всё остальное пространство юрты направо и налево от очага занято деревянными складными кроватями, устланными войлоками.

Внутренняя поверхность юрты переполнена копотью, которая вместе с пылью образует на куполе и перекладинах целые пряди, спускающиеся в виде бахромы. Неопрятность жилища вполне гармонирует с содержанием домашней утвари, приготовлением пищи и чистоплотностью самих обитателей его. Для вытирания внутренности котлов, чаш и корыт, из которых едят люди, монголы вместо тряпки очень часто употребляют сухой аргал, а внутренность мелкой посуды после еды вылизывают языком. Одним и тем же уполовником или щипцами подкладывают аргал в очаг и вслед затем мешают ими же кушанье в котле или вынимают из него сварившееся мясо. Верхняя одежда монголов, о которую они имеют обыкновение вытирать руки, постоянно покрыта тонким слоем грязного жира, а белье они носят до тех пор, пока не настанет пора заменить его новым, но если нового нет, то ходят в одной верхней одежде, хотя бы то было зимой. Тела своего монголы никогда не моют, а только лицо и руки, да и то не всё ежедневно. Зимою вместо воды часто трут их снегом. “

Пищевые запреты по Корану

Коран,Сура 6 “АЛЬ-АНАМ” (“СКОТ”)

Во имя Аллаха,Милостивого,Милосердного!

Аят (стих)145.Скажи:”Из того,что дано мне в откровении,я нахожу запрещенным употреблять в пищу только мертвечину,пролитую кровь и мясо свиньи,которое(или которая)является скверной,а также недозволенное мясо животных,заколотых не ради Аллаха”.Если же кто-либо вынужден пойти на это,не домогаясь запретного и не преступая пределы необходимого,то ведь Аллах-Прощающий,Милосердный.

Шариат требует,чтобы диких и домашних животных и птиц,считающихся съедобными,принимали в пищу лишь после убоя их по специальным правилам.Джейран,куропатка,дикоя коза,одичавшие домашние животные считаются съедобными только после убоя их по правилам Шариата.
По Шариату,нельзя охотиться(и мясо их считается запретным) на детенышей диких животных и птиц,которые еще не могут бегать или летать.Не считается чистыми и не могут употребляться в пищу ползающие животные(например,змеи),у которых кровь не бьет ключом при отрезании головы.
Дикие животные,питающиеся мясом(волк,тигр и т.д.),пойманные по правилам Шариата,считаются чистыми,но употреблять в пищу их мясо запрещено.
Медведь,обезьяна,мышь,крыса,змея,ящерица и ряд пресмыкающихся и теплокровных животных относятся Шариатом к числу нечистых.
Обязательное требование к правилам забоя животных ,разрешенных для употребеления в пищу,строго соблюдаются мусульманами мира.Требуется,чтобы при забое животного полностью разрезались как минимум три из четырех”больших жил”(трахея,пищевод,сонная артерия и яремная вена) на шее.Если надрезать только две из них,это будет считаться нарушением.
При забое требуется соблюдение шести условий:
1.Убивающий животное мужчина,женщина или подросток должны быть мусульманами,не умалишенными.
2.Резать животное разрещается металлическими инструментами(ножом,топором,пилой) или,если нет металлических,чем-либо острым:стеклом,острым камнем.
3.Морда и передние ноги животного перед убоем,должны быть повернуты в сторону Мекки.Человек,который режет животное,также должен стоять лицом к Мекке.Если этот пункт не соблюден по забывчивости или непреднамеренно,нельзя повернуть животное в сторону Мекки или человек не может определить,в какой стороне находится Мекка,то мясо животного будет халал (разрешенным).
4.Приближая нож к горлу животного,необходимо произнести:”Бисмиллах”-“Во имя Аллаха”.Если мусульманин забудет это сказать,то мясо животного будет халал (разрешенным).
5.Должна вытечь вся кровь.
6.После убоя животного,пока еще двигаются его конечности и шевелятся глаза,неоходимо держать животное на весу,чтобы стекла кровь.Лишь после прекращения конвульсий можно приступать к снятию с него кожи.

Прежде чем резать животное ,перед ним ставят воду для питья,во время которого животное успокаивается,а после кровь его вытекает быстрее.Для убоя необходимо использовать как можно более острый предмет и не медлить,дабы не мучить животное или птицу.
Порицается убийство животных,при котором нож проходит через затылок в шею животного.При убое не сразу отделяют голову животного от туловища.Перерезав жилы,ждут,пока прекратится дыхание,и лишь после этого полностью отделяют голову от тела,но если из-за очень острого ножа голова была отделена сразу,правила убоя не считаются нарушенными.Пока не прекратилось дыхание животного,не дозволяется снимать с него шкуру и вынимать спинной мозг.Убой животных на глазах других животных порицается.Шариат требует по возможности воздерживаться от убоя животных до полудня и вечером в пятницу.
Человеку,вырастившему и кормившему животное,Шариат советует воздержаться от забоя этого животного.Правила Шариата о забое животных обеспечивают животному наиболее быструю и безболезненную смерть.
Употребление в пищу рыб и других морепродуктов являются частью Шариатского разрешения или запрета на питание для мусульман.
Рыба с чешуей,пойманная живой,считается чистой и ее разрешается употреблять в пищу.Сдохшая в воде рыба тоже считается чистой,но ест ее запрещается.Что касается рыбы без чешуи,то,даже пойманная живой,она непригодна для еды.Если рыбу выбросило на сушу и ее подобрали живой,то дозволено употреблять ее в пищу.Следует воздерживаться есть рыбу в сыром виде;если живая рыба разрублена на две части и одна часть шевелится ,а другая нет,необходимо отказаться употреблять в пищу ту часть,которая не шевелится;если рыбу поджарили,не дождавшись ее смерти,разрезав на куски на суше,надо отказаться есть такую рыбу.

Читать еще:  Как солить стейк семги

Северный Кавказ сквозь столетия. Наима Нефляшева

Памятник рыбе в Новороссийске и почему черкесы не едят морскую рыбу .

Тему для этого поста мне подсказал Толик Балкаров, мой друг в фейсбуке. Дело в том, что в октябре 2017 г. в Новороссийске на набережной установили памятник рыбе хамсе. Это не единственный памятник рыбе, который есть на Черноморском побережье. Памятник Ставриде в 2011 г. был установлен в Туапсе, а в Адлере есть памятник рыбке гамбузии, которая спасла побережье от малярийного комара.

Памятник хамсе – это серебристая стая маленьких рыбешек, установленных на постаменте, в окружении хищников. Горожане решили увековечить хамсу, потому что она спасла их в голодные военные годы, да и в первые годы после Отечественной войны.

Немногие знают, что две разные войны породили совершенно разное отношение к рыбе. Если в Великую Отечественную рыба спасла многих людей на черноморском побережье от смерти, то в Кавказскую войну, наоборот, стала ассоциироваться у черкесов, на землях которых велись последние кровопролитные сражения этой войны, со смертью и с ужасами депортации.

Часть черкесских субэтнических групп жила на побережье Черного моря и поэтому естественно, что в мифологии, фольклоре, лексике черкесов присутствует морская тематика.

Знаменитый автор Леонтий Люлье писал,что у черкесов есть культ морского божества Кодес, которого он сравнивал с Нептуном: “Горцы представляют его себе в виде рыбы и приписывают ему силу удерживающую море в пределах берегов”.

Советский этнограф Л. И. Лавров, в течение нескольких лет ездивший в Причерноморскую Шапсугию, зафиксировал предания о культе Кодеша у шапсугов в середине XX века. Шапсуги рассказали ему, что в старину к этому богу обращались с просьбами о богатом улове перед рыбной ловлей. “В Шапсугии существует селение Малое Псеушхо, которое до сих пор среди местных жителей называется КуэдэщэхьыпI, т. е. “место приношений Кодешу”. Такое же название носит и небольшая речка, на которой находится это селение”.

Мин-Кутас Азаматова, в 1949-1964гг. директор Краеведческого музея Адыгейской автономной области, этнографические дневники которой – «Этнографические этюды» – были опубликованы в 1997 г. в Майкопе, также пишет о божестве Кодеш: “Шапсуги, натухаевцы, убыхи почитали богиню “Хышхогуащэ”, олицетворявшую морскую стихию. “Хышхогуащэ” изображали постоянно плавающей, сидя на рыбоподобном божестве, по внешнему виду напоминающего дельфина. Люди прозвали его “Къэдес” и обожествляли, считая, что он покровительствует морям и их обитателям, с которым “Хышхогуащэ” в дружбе по охране “ХышIуцI” – Черного моря и “Азыкъ” – Азовского моря”.

Казалось бы, народ, у которого есть и морские божества в мифологической системе, и мореплавание и даже пиратство в средние века, должен был иметь в своем рационе блюда из рыбы. Однако их нет..

Та же Азаматова, автор первой книги об адыгской кухне, опубликованной еще в 1979 году, пишет только об одном блюде – « ПЦЭЖЫЕ ГАЖАГ — жареная рыба». Причем из описания рецепта неясно, традиционен ли он для рациона адыгов или это заимствование.

В исторической памяти черкесов, особенно турецких, морская рыба, поедавшая в Черном море умерших и умирающих мухаджиров, воспринимается в широком контексте трагедии депортации в 19 в.

Весьма красноречиво об этом пишет Иван Дроздов, участник Пшехского похода в 1864г. Поход имел целью очистить верховья Псекупса и долины Туапсе от оставшихся черкесов. В 1877 г. в «Кавказском сборнике» были опубликованы воспоминания Дроздова о тех страшных днях.

“Поразительное зрелище представлялось глазам нашим на пути: разбросанные трупы детей, женщин, стариков, растерзанные, полуобъеденные собаками; изможденные голодом и болезнями переселенцы, едва поднимавшие ноги от слабости, падавшие от изнеможения и еще заживо делавшиеся добычею голодных собак. Живым и здоровым некогда было думать об умирающих: им и самим перспектива была не утешительнее – турецкие шкиперы из жадности наваливали, как груз, черкесов, нанимавших их кочермы до берегов Малой Азии и, как груз, выбрасывали лишних за борт при малейшем признаке болезни. Волны выбрасывали трупы этих несчастных на берега Анатолии.
Едва ли половина отправившихся в Турцию прибыла к месту. Такое бедствие и в таких размерах редко постигало человечество…”.

А. Староставский в «Вестнике Европы» в 1896 г. приводит воспоминания ветерана войны в Черкесии:

«Мы решились изгнать их, очевидно, в виду затруднений или неуменья устроить дело так, чтобы, продолжая по прежнему жить в горах, вдоль берега Черного моря, они могли стать полезными, или, по крайней мере, безвредными для государства… Изгнание их было решено в качестве государственной необходимости; в перевозке на турецких фелюгах усмотрен самый удобный или даже единственно возможный способ исполнения… Нужны были особенно крепкие нервы и немалая доля самообладания, чтобы в бессилии своем оставаться спокойным зрителем того, что совершалось на этом берегу.

Верстах в двух-трех от впадения речки в море, по течению ее, на песке и голышах, наносимых половодьем, неделями оставались партии бесприютных, лишенных крова и очага. По нескольку тысяч душ помещались одновременно на небольшом пространстве, отведенном им для стоянки и наблюдавшемся военными постами. Дни и ночи проводили они то под палящими лучами солнца, то под дождем и ветром… Атмосфера заражена была от накопления на небольшом пространстве животных и всяких других отбросов.

Так совершался разгром, разгром полный и бесповоротный – того, что строилось и крепло веками… И не единицами, не десятками, а сотнями и тысячами приходилось считать погибающих в этом катаклизме. Болезни и всякие невзгоды унесли многих еще до посадки на суда; скольких не досчитались при высадке на турецкий берег, после 15 и более дней плавания в самых ужасных условиях – это никогда не было выяснено; да и зачем? Очень многим, наконец, преимущественно в младшем возрасте, пришлось лечь искупительными жертвами приспособления к совершенно новым условиям жизни в суровой природе возвышенных малоазиатских плоскогорий.

С тех пор рыба из Черного моря табу для черкесов… Потому что она напоминание не о жизни, не о силе и величии морской стихии, а о трагедии и смерти…Вот такая история, две войны – два дискурса…

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector