San-lider.ru

“Левша” – своеобразие жанра

“Левша” – своеобразие жанра

Ажидация — соединение существительных: «ажитация» (волнение, возбуждение — от франц. agitation) и «ожидание»

Безрассудок — соединение слов «предрассудок» и «безрассудство»

Буреметр — вместо «барометра»; соединение слов «мерить бурю»

Буфта — вместо «бухта»: созвучно со словом «муфта»

Бюстры — соединение слов «бюсты» и «люстры»

Вавилоны — извилистые узоры, вычуры

Валдахин — вместо «балдахин»

Верояция — вместо «вариация» (форма классического или характерного танца, построенная на прыжковых или пальцевых движениях, длящаяся одну-две минуты)

Грандеву — вместо «рандеву» (франц. rendez-vous — любовное свидание); объединение со словом «грандиозный»

Казамат — каземат (одиночная камера в крепости)

Канделабрия — вместо «Калабрия» (Калабрия — полуостров в Италии); соединено со словом «канделябр» (подставка для свечей)

Керамида — вместо «пирамида»; соединение слов «керамика» и «пирамида»

Кизлярка — виноградная водка невысокого качества, вырабатывавшаяся в городе Кизляре на Кавказе

Кунсткамера — собрание редкостей, музей

Мантон — вместо «манто»; соединение слов «манто» и «балахон»

Мелкоскоп — вместо «микроскоп»; соединение слов «микроскоп» и «мелкий»

Мерблюзьи — вместо «верблюжьи»; соединение слов «мерзнуть» и «верблюжьи»

Непромокабль — вместо «непромокаемый плащ»; соединение «непромокаемый» с окончанием французского прилагательного

Нимфозория — вместо «имфузория»; соединение слов «инфузория» и «нимфа»

Ногавочки — вместо «носки»; соединение «носочки» и «ноги»

Озямчик — «азям», крестьянская верхняя долгополая одежда

Парей — вместо «пари»; (ассоциация с «лук парей»)

Перламут — вместо «перламутр»

Пистоля — соединение слов «пистолет» и «пуля»

Плис — хлопчатобумажная ткань, похожая на бархат

Полшкипер — вместо «подшкипер» — помощник шкипера, «наполовину шкипер»

Пубель — очевидно, вместо «пудель»

Публицейские — соединение слов «публичные» и «полицейские»

С бойлом — «с боем», с побоями

Свистовые — соединение слов «вестовые» и «свист»

Симфон —соединение слов «сифон» (бутылка с краном для газированной или минеральной воды) и «симфония»

Складень — складная икона, писанная на двух или трех створках (от «складывать»)

Студинг — соединение английского слова «пудинг» с русским «студень»

Тальма — длинная накидка без рукавов

Тугамент — вместо «документ» (тугой документ)

Укушетка — вместо «кушетка»; ставится у чего-либо

Форейтор — верховой кучер на передней лошади при запряжке цугом

Цейгауз – военный вещевой склад

Шабаш —здесь: «конец»

Грабоватый — вместо «горбатый»

Гроботочивый — вместо «мироточивый», источающий благовонную жидкость

Двухсестная — соединение слов «двухместная» и «сесть»

Камнесеченная — «высеченная из камня»

Противная (аптека) — то есть «из аптеки напротив»

Твердиземное море — вместо «Средиземное»; соединение слов «Твёрдое» и «Средиземное»

Аболон полведерский — вместо «Аполлон Бельведерский»

Благородным бы сделал — «благородный» — здесь в значении «дворянин», т.е. «сделать дворянином»

Венский совет — Венский конгресс 1814-1815 гг., завершивший войны с Наполеоном и установивший новые границы в Европе

Бобринского завода — рафинадный завод графа А. А. Бобринского

Дансе танцевать — Danser (франц.) — «танцевать»; здесь в значении « исполнения какой-то танцевальной формы»

Два девяносто вёрст — два раза по девяносто, то есть «180 вёрст»

Дванадесять язык — «двенадцать языков», то есть нашествие наполеоновской армии, состоявшей не только из французов

Долбица умножения — «долбица» — соединение слов «таблица» и «долбить» (вдалбливать в голову таблицу умножения)

Жуков табак — В 20—50-е годы большой популярностью пользовались трубочные табаки петербургской фабрики Василия Жукова

И боготворные иконы и гроботочивые главы и мощи — вместо «и чудотворные иконы я мироточивые главы и мощи», т.е. «сотворенные Богом» и «источаемые гробами», так как святые – это умершие

Корешковая трубка — трубка, «выточенная из корня дерева»

Курица с рысью — вместо «курица с рисом», «рис» – такое же редкое и диковинное блюдо, как и рысь – редкий и диковинный зверь

Междоусобные разговоры — здесь в смысле «разговоры между собой»

Мортимерово ружье — Г. В. Мортимер — английский оружейник конца XVIII века

На святом Афоне — Афон — полуостров в Греции, на котором было множество монастырей и скитов, в том числе русских

На холодном парате — парат — вероятно, вместо «парадное крыльцо»

Обухвинская больница — вместо «Обуховская больница для бедных»

Под презент сядет — презент (подарок), здесь вместо «брезент»

Плезирная трубка (франц. plaisir — удовольствие) — здесь вместо «клистирная трубка»

Потная спираль сделалась — «спираль» здесь существительное, образованное от глагола «спирать» («потная спираль» — «спертый от пота воздух»)

Сахар молво — В 10—20-х годах XIX века в Петербурге был сахарный завод «коммерции советника и кавалера» Я. Н. Мольво

Часы с трепетиром — трепетир — соединение слов: «репетир» (механизм в карманных часах, отбивающий время при нажатии особой пружины) и «трепетать»

H. С. Лесков. “Левша”. Своеобразие жанра

1. Жанр сказа.
2. Легенда тульского оружейника.
3. Левша и русский народ.
В левше я имел мысль вывести не одного человека… там, где стоит “левша”, надо читать “русский народ”.
Н. С. Лесков
Как определяет толковый словарь, сказ – это двухголосое повествование, стилизованное под устный монолог рассказчика, жанр устной прозы не сказочного характера. Это не рассказ действующего лица. Повествователь или рассказчик ориентируется на слушателя и ведет рассказ от себя, со своими интонациями. Обычно рассказчик использует

в своей речи средства, которые делают текст похожим на произведения устного народного творчества (фольклорные). Рассказчик подражает сказочной, былинной лексике, крестьянскому говору, использует устаревшие слова и просторечия, диалектизмы, жаргонизмы. Его речь не скована литературными нормами. Обычно сказ предваряет развернутое изложение событий, которые происходили до завязки основного действия. Рассказчик не только пересказывает ход событий, но и дает ему свою оценку, так же как и поступкам героев, характеризует всех действующих лиц. Мысли героев излагает автор.
Характер повествования монологический, но он

предполагает в силу своей стилизации под устный рассказ настрой на отклик слушателей. Поэтому рассказчик постоянно обращается к ним. Сказ обычно излагается с той точки зрения, которая присуща рассказчику, только при соблюдении этого условия сказ достигает подлинно художественной формы.
Позиция и речь рассказчика отличаются от авторской. Именно в этом состоит художественный эффект сказа. Он может сопровождаться авторскими словами – введением, перебивами, послесловием.
Н. С. Лесков широко использовал в своем творчестве фольклорные традиции, достигая подлинности в изображении народной жизни. Это соответствовало общей культурной ситуации после реформы 1861 года. Именно тогда исследователи русского фольклора – А. Н. Афанасьев, П. Н. Рыбников, М. И. Якушкин – записывали сборники сказок и былин. Для Лескова изучение фольклора было ключом к “народной душе”, в фольклоре видел он истоки современной России. Он, по собственному признанию, вырос в народе” и знал его не по разговорам, а значит, был объективным в. его изображении. Придерживается объективности автор и в Своем “Сказе о тульском косом Левше и стальной блохе”. “Левша” впервые был опубликован в журнале “Русь” за 1881 году. КритикА. Л. Волынский назвал его “набором шутовских выражений в стиле безобразного юродства”. В первом издании книги 1882 года писатель ввел подзаголовок “Цеховая легенда”, написал предисловие к сказу, которое раньше, в журнальном варианте, было сноской к названию. В предисловии говорилось, что автор не знает, где взяла начало эта специальная оружейничья легенда, но записал он ее в Сестрорецке от старого тульского оружейника. Также автор говорит, что легенда “выражает собою гордость русских мастеров ружейного дела. В ней изображается борьба наших мастеров с английскими мастерами, из которой наши вышли победоносно и англичан совершенно посрамили и унизили. Здесь же выясняется некоторая секретная причина военных неудач в Крыму”.
Роль предисловия в том, чтобы ввести рассказчика, носителя определенного сознания и мироощущения. Автор в предисловии передает нить повествования другому лицу, повествователю, носителю особого речевого стиля, охарактеризованного его профессией (оружейник). У рассказчика нет никаких конкретных черт – это означает, что он говорит от лица народа. Он рассказывает народную легенду, которая могла обрасти слухами и домыслами, прежде чем дошла до читателя. Подробности сказа были настолько достоверны, что критика говорила об участии Лескова в произведении как о “простом стенографировании”, пока автор не написал, что народного в сказе – лишь слова о том, что “англичане из стали блоху сделали, а наши туляки ее подковали да им назад отослали”. О левше же, по словам автора, никто не мог слышать раньше, потому что он не пересказал легенду, а сочинил, выдумав все. Эта литературная мистификация нужна была Лескову для иллюзии непричастности к содержанию сказа. Впоследствии он был вынужден отказаться от предисловия, и это нарушало композицию произведения, в котором предисловие и заключительная глава обрамляли легенду.
Лесков предлагает нам не историю, а ее преломление в народном сознании. “Двойное дно” рассказа – в том, что через восприятие народа рассказывается о русских самодержцах и военачальниках. Рассказчик внешне простодушен, но в повествовании слышен и авторский голос: самодержцы далеки от народа и простые тульские мужики озабочены честью России больше них.

Читать еще:  Зимняя рыбалка как ловить окуня

Тема произведения – судьба даровитого человека в России. Левша может посрамить иноземцев, но его заслуги перед Россией не дадут ему почестей. Левша работает искусно,, но у него нет образования, одно лишь умение не дает знаний, поэтому подкованная блоха безнадежно испорчена – она не может танцевать. Лесков говорит о том, что таланты из народа не могут получить надлежащее образование, и не по своей вине. Для писателя судьба Левши – это судьба всего русского народа. Трагическая судьба таланта – это судьба нации – русские люди могут все, но стеснены обстоятельствами.
Лесков рисует события не исторические, а эпические, и образ мастера на все руки тоже эпический, поэтому все герои, в том числе и исторические деятели, приобретают в этом произведении эпический характер.

Анализ произведения «Левша» (Н. С. Лесков)

Автор: Guru · 24.07.2018

«Левша» — трогательная история о мастере, всю свою жизнь посвятившем работе на благо родины. Лесков создаёт множество литературных образов, живущих и действующих в обстановке давно минувших дней.

История создания

В 1881 году в журнале «Русь» публикуется «Сказ о тульском Левше и о стальной блохе». Позже автор включит произведение в сборник «Праведники».

Вымышленное и действительное переплетаются в едином целом. В основу сюжета положены правдивые события, позволяющие адекватно воспринимать описанные в произведении характеры.

Так, император Александр I, сопровождаемый казаком Матвеем Платовым, действительно посещал Англию. В соответствии с его саном ему были оказаны должные почести.

Правдивая история Левши разворачивалась в 1785 году, когда два тульских оружейника, Сурнин и Леонтьев, по распоряжению императора отправляются в Англию с целью ознакомления с оружейным производством. Сурнин неутомим в приобретении новых знаний, а Леонтьев «погружается» в беспорядочную жизнь и «теряется» на чужбине. Спустя семь лет первый мастер возвращается домой, в Россию, и внедряет новшества с целью усовершенствования оружейного производства.

Считается, что мастер Сурнин является прототипом главного героя произведения.

Лесков широко использует фольклорный пласт. Так, фельетон о чудо-мастере Илье Юницыне, создающем крохотные замочки, по размеру не превышающие блохи, положен в основу образа Левши.

Реальный исторический материал гармонично встраивается в повествование.

Жанр, направление

По поводу жанровой принадлежности существуют разночтения. Одни авторы отдают предпочтение повести, другие – сказу. Что касается Н. С. Лескова, он настаивает, чтобы произведение определялось как сказ.

«Левшу» также характеризуют как «оружейную» или «цеховую» легенду, которая сложилась среди людей данной профессии.

По словам Николая Семеновича, истоком сказа является «баснословие», услышанное им в 1878 году от какого-то оружейного мастера в Сестрорецке. Легенда стала той отправной точкой, которая легла в основу замысла книги.

Читать еще:  Река озерна места для рыбалки отзывы

Любовь писателя к народу, восхищение его талантами, смекалкой нашло своё воплощение в рельефных персонажах. Произведение насыщено элементами волшебной сказки, крылатыми словами и выражениями, фольклорной сатирой.

Сюжет книги заставляет задумываться о том, может ли Россия по достоинству оценить своих талантов. Основные события произведения явно указывают на то, что и власть, чернь одинаково слепы и равнодушны по отношению к мастерам своего дела. Государь Александр I посещает Англию. Ему показывают изумительную работу «аглицких» мастеров — танцующую металлическую блоху. Он приобретает «диковину» и привозит её в Россию. На некоторое время о «нимфозории» забывают. Затем «шедевром» англичан заинтересовался император Николай I. Он отправляет к тульским оружейникам генерала Платова.

В Туле «мужественный старик» приказывает трем мастерам сделать что-нибудь более искусное, нежели «аглицкая» блоха. Умельцы благодарят его за государево доверие и приступают к работе.

Спустя две недели приехавший за готовым изделием Платов, не разобравшись, что именно сделали оружейники, хватает Левшу и везет его во дворец к царю. Представ перед Николаем Павловичем, Левша показывает, какую работу они выполнили. Оказалось, что оружейники подковали «аглицкую» блоху. Император счастлив, что русские молодцы его не подвели.

Затем следует распоряжение государя отослать блоху обратно в Англию, дабы продемонстрировать мастерство русских оружейников. Левша сопровождает «нимфозорию». Англичане радушно его принимают. Заинтересовавшись его талантом, делают все возможное, чтобы русский умелец остался на чужбине. Но Левша отказывается. Он тоскует по родине и просит отправить его домой. Англичанам жалко его отпускать, но силой не удержишь.

На корабле мастер знакомится с полшкипером, говорящим по-русски. Знакомство заканчивается попойкой. В Петербурге полшкипера отправляют в госпиталь для иностранцев, а Левшу, больного, заключают в «холодный квартал» и обворовывают. Позже привозят умирать в простонародную Обуховскую больницу. Левша, доживая последние часы, просит доктора Мартын-Сольского сообщить государю важную информацию. Но до Николая I она не доходит, так как граф Чернышев слушать ничего об этом не желает. Вот, о чем говорится в произведении.

Главные герои и их характеристика

Темы и проблемы

  1. Тема русских талантов проходит красной нитью через все творчество Лескова. Левша без каких-либо стекольных увеличителей смог сделать маленькие гвоздики, чтобы с их помощью прибить подковы металлической блохе. Его фантазии нет предела. Но дело не только в таланте. Тульские оружейники – труженики, не умеющие отдыхать. Своим усердием они создают не только диковинные изделия, но и неповторимый национальный код, который передается из поколения в поколение.
  2. Тема патриотизма глубоко волновала Лескова. Умирая на холодном полу в больничном коридоре, Левша думает об отчизне. Он просит доктора найти возможность сообщить государю, что ружья чистить кирпичом нельзя, так как следствием этого станет их непригодность. Мартын-Сольский пытается передать военному министру, Чернышеву, данную информацию, но всё оказывается безрезультатным. До государя слова мастера не доходят, чистка же ружей продолжается до самой Крымской кампании. Возмутительно это непростительное пренебрежение царских чиновников к народу и к своему отечеству!
  3. Трагическая судьба Левши – отражение проблемы социальной несправедливости в России. Сказ Лескова носит одновременно и веселый, и печальный характер. Увлекает повествование о том, как тульские мастера подковывают блоху, демонстрируя самозабвенное отношение к труду. Параллельно с этим звучат серьезные размышления автора о непростых судьбах гениальных выходцев из народа. Проблема отношения к народным умельцам на родине и на чужбине волнует писателя. В Англии Левшу уважают, предлагают ему прекрасные условия для работы, а также стараются его заинтересовать различными диковинками. В России же он сталкивается с равнодушием и жестокостью.
  4. Проблема любви к родным местам, к родной природе. Родной уголок земли особенно дорог человеку. Воспоминания о нем пленяют душу и дают энергию для создания чего-то прекрасного. Многих, как и Левшу, тянет к отчизне, так как никакие иноземные блага не смогут заменить родительскую любовь, атмосферу отчего дома и искренность верных товарищей.
  5. Проблема отношения талантливых людей к труду. Мастера одержимы поиском новых идей. Это труженики, фанатично увлеченные своим делом. Многие из них «сгорают» на работе, так как на реализацию задуманного отдают всего себя без остатка.
  6. Проблематика власти. В чём проявляется истинная сила человека? Представители власти позволяют себе по отношению к простым людям выходить за рамки «дозволенного», кричать на них, пускать в ход кулаки. Народные умельцы со спокойным достоинством выдерживают подобное отношение господ. Истинная сила человека в уравновешенности и стойкости характера, а не в проявлении несдержанности и душевном обеднении. Лесков не может остаться в стороне от проблемы бессердечного отношения к людям, их бесправия и угнетения. Почему по отношению к народу применяется столько жестокости? Неужели он не заслуживает гуманного отношения? Бедного Левшу безразлично бросают умирать на холодном больничном полу, не сделав ничего, что могло бы ему хоть как-то помочь выкарабкаться из крепких уз болезни.

Главная мысль

Левша – символ талантливости русского народа. Еще один яркий образ из галереи «праведников» Лескова. Как бы ни было тяжело, праведник всегда выполняет обещанное, до последней капли отдает себя отечеству, ничего не требуя взамен. Любовь к родной земле, к государю творит чудеса и заставляет поверить в невозможное. Праведники возвышаются над чертою простой нравственности и бескорыстно делают добро – в этом их нравственная идея, их основная мысль.

Многие государственные деятели этого не ценят, но в памяти народа всегда остаются примеры самоотверженного поведения и искренних, бескорыстных поступков тех людей, которые жили не ради себя, а ради славы и благополучия своего Отечества. Смысл их жизни – в процветании Отчизны.

Особенности

Собрав воедино яркие вспышки народного юмора и народной мудрости, создатель «Сказа» написал художественное произведение, отразившее целую эпоху русской жизни.

Местами в «Левше» сложно определить, где заканчивается добро и начинается зло. В этом проявляется «коварство» стиля писателя. Он создает характеры подчас противоречивые, несущие в себе положительные и отрицательные черты. Так, мужественный старик Платов, являясь натурой героической, мог ни за что поднять руку на «маленького» человека.

Читать еще:  Селедка из толстолобика видео

Тонкая авторская ирония звучит в адрес монархов и их окружения.

«Волшебник слова» — так назвал Горький Лескова после прочтения книги. Народный язык героев произведения – их яркая и точная характеристика. Речь каждого персонажа образная и самобытная. Она существует в унисон с его характером, помогая понять персонажа, его поступки. Русскому человеку свойственна изобретательность, поэтому он придумывает необычные неологизмы в духе «народной этимологии»: «пустяковина», «бюстры», «потюкивают», «валдахин», «мелкоскоп», «нимфозория» и т. д.

Чему учит?

Н. С. Лесков учит справедливому отношению к людям. Все равны перед Богом. Нужно судить о каждом человеке не по его социальной принадлежности, а по христианским поступкам и душевным качествам.

Только тогда можно найти бриллиант, светящийся праведными лучами тепла и искренности.

Своеобразие языка в рассказе Левша

Своеобразие языка в рассказе 8220 Левша 8221

Рассказ Н.С. Лескова “Левша” – это особое произведение. Его замысел возник у автора на основе народной прибаутки о том, как “англичане из стали блоху сделали, а наши туляки ее подковали да назад отослали”. Таким образом, рассказ изначально предполагал близость к фольклору не только по содержанию, но и по манере повествования. Стиль “Левши” очень своеобразен. Лескову удалось максимально приблизить жанр рассказа к устному народному творчеству, а именно к сказу, в то же время сохраняя определенные черты литературной авторской повести.

Своеобразие языка в рассказе “Левша” проявляется прежде всего в самой манере повествования. У читателя сразу возникает ощущение, что рассказчик непосредственно принимал участие в описываемых событиях. Это важно для понимания основных идей произведения, ведь эмоциональность главного героя заставляет переживать вместе с ним, читатель воспринимает несколько субъективный взгляд на поступки других героев рассказа, но именно эта субъективность делает их максимально реальными, читатель сам как бы переносится в те далекие времена.

Помимо этого сказовая манера повествования служит явным признаком того, что рассказчик – простой человек, герой из народа Он выражает не только свои мысли, чувства и переживания, за этим обобщенным образом стоит весь рабочий русский народ, живущий впроголодь, но заботящийся о престиже родной страны. С помощью описаний взглядов на быт оружейников и мастеров глазами не стороннего наблюдателя, а сочувствующего собрата, Лесков поднимает вечную проблему: почему судьба простого народа, который кормит и одевает все высшее сословие, безразлична власть имущим, почему об умельцах вспоминают только тогда, когда нужно поддержать “престиж нации”? Горечь и гнев слышится в описании смерти Левши, и особенно ярко автор показывает контраст между судьбой русского мастера и английского полшкипера, попавших в схожую ситуацию.

Однако помимо сказовой манеры повествования можно отметить довольно широкое использование просторечий в рассказе. Например, в описаниях действий императора Александра I и казака Платова появляются такие просторечные глаголы, как “проездиться” и “дерябнуть”. Это не только лишний раз свидетельствует о близости рассказчика к народу, но и выражает отношение к властям. Люди прекрасно понимают, что их насущные проблемы нисколько не заботят императора, но они не злятся, а придумывают наивные отговорки: царь Александр в их понимании такой же простой человек, он, может быть, и хочет изменить жизнь провинции к лучшему, но вынужден заниматься более важными делами. Абсурдное приказание вести “междоусобные переговоры” вкладывается рассказчиком в уста императора Николая с тайной гордостью, но читатель угадывает иронию Лескова: наивный мастеровой изо всех сил старается показать значительность и важность императорской личности и не подозревает, как сильно ошибается. Таким образом, возникает и комический эффект от несоответствия излишне напыщенных слов.

Также улыбку вызывает стилизация под иностранные слова, рассказчик с тем же гордым выражением говорит об “ажидации” Платова, о том, как блоха “дансе танцует”, но он даже не догадывается, как это глупо звучит. Здесь Лесков вновь демонстрирует наивность простых людей, но помимо этого данный эпизод передает дух времени, когда под искренним патриотизмом все-таки скрывалось тайное желание быть похожими на просвещенных европейцев. Частное проявление этого – переделывание под родной язык слишком неудобных для русского человека названий произведений искусства, например, читатель узнает о существовании Аболона Полведерского и снова удивляется в равной степени как находчивости, так и опять же наивности русского мужика.

Даже русские слова собрату Левши надо обязательно использовать по-особому, он снова с важным и степенным видом сообщает, что Платов “не вполне” мог разговаривать по-французски, и авторитетно замечает, что “оно ему и ни к чему: человек женатый”. Это очевидный речевой алогизм, за которым кроется ирония автора, вызванная жалостью автора к мужику, причем, ирония грустная.

Особое внимание с точки зрения своеобразия языка привлекают неологизмы, вызванные незнанием той вещи, о которой говорит мужик. Это такие слова, как “бюстры” (люстра плюс бюст) и “мелкоскоп” (назван так, видимо, по выполняемой функции). Автор замечает, что в сознании народа предметы барской роскоши слились в непонятный клубок, люди не отличают бюсты от люстр, в такой трепет их приводит их бессмысленная помпезность дворцов. А слово “мелкоскоп” стало иллюстрацией другой идеи Лескова: русские мастера с опасением относятся к достижениям чужеземной науки, их талант настолько велик, что никакие технические изобретения не победят гений мастера. Однако в то же время в финале рассказчик грустно замечает, что машины все-таки вытеснили человеческий талант и мастерство.

Своеобразие языка рассказа “Левша” заключается в манере повествования, в использовании просторечий и неологизмов. С помощью этих литературных приемов автору удалось раскрыть характер русских умельцев, читателю демонстрируются яркие, самобытные образы Левши и рассказчика.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector